Размер шрифта:

Русский культурный код

Особенности культурных кодов

Русский культурный код

Сохранится ли русский культурный код?
Об этом рассуждает Сергей Переслегин с географической, исторической точек зрения.

Что есть русская демократия на примере картины "Три богатыря".
Ну и что у нас с космосом?



Опубликовать в сетях


Эффективный курс по Инстаграм для преподавателей

Эффективный курс по Инстаграм для преподавателей

Эффективный курс по Инстаграм для преподавателей и не только!

Для преподавателей наступили довольно сложные времена. Часть вузов и других образовательных организаций перешли на онлайн-обучение, часть до сих пор надеется на возврат в докризисные условия.
Но в обоих случаях самыми пострадавшими становятся преподаватели. Им приходится подстраиваться под новые условия работы и это далеко не всегда получается идеально.

Но есть преподаватели, которые нашли для себя другую форму работы с учениками/студентами - через создание собственных курсов.
И вот для них основной задачей сегодня является набор студентов.

Именно для них сегодня очень хорошая новость: До конца недели открыта запись на уникальный по своей эффективности курс "Рокстарблоггерс".

На курсе уже в первый месяц вы получите готовый инструмент привлечения клиентов буквально на автомате. И хотя бы ради этого имеет смысл на него записаться. Тем более, что цена более чем доступная. И доказательством этого является то, что в клубе уже более 3000 человек.

Не теряйте времени - переходите по ссылке и получайте билет в свое новое лучшее будущее!


Регистрация

Опубликовать в сетях


Как работает диктатура меньшинства

Как работает диктатура меньшинства

Нассим Талеб

Как работает диктатура меньшинства

В период социальных потрясений нужно знать как и кто меняет повестку дня, на каких принципах это работает.
Эту тему хорошо раскрывает известный экономист Нассим Талеб.
Вот фрагмент его работы:

Ситуация, которую я собираюсь описать — лучший известный мне пример, дающий полное представление о том, как функционируют сложные системы.
Когда численность бескомпромиссно настроенного меньшинства определенного типа достигает какого-то порогового уровня — казалось бы, незначительного, скажем, в три или четыре процента от общей численности населения, — остальной популяции приходится подчиниться их предпочтениям.

Кроме того, вместе с доминированием меньшинств возникает занятная оптическая иллюзия: наивному наблюдателю будет казаться, что в обществе господствует выбор и предпочтения большинства.

Возможно, это кажется вам абсурдным, но причина этого в том, что наши интуитивные суждения плохо работают в подобных ситуациях (настолько, что лучше вообще забыть обо всем, что кажется нам очевидным с научной или академической точки зрения — такие озарения неприменимы к сложным системам, хотя с успехом заменяют житейскую мудрость).

Основная идея теории сложных систем заключается в том, что поведение целого нельзя предсказать по свойствам его частей. Взаимодействие значит гораздо больше, чем устройство элементарных единиц.
Изучение отдельных муравьев никогда (редкий случай, когда можно с уверенностью употреблять слово «никогда»), никогда не даст нам представления о том, как устроен муравейник. Для этого нам придется рассматривать муравейник как целое, а не как большую кучу муравьев — ни больше, ни меньше.
Это свойство систем называется «эмерджентность»: целое отличается от суммы составляющих его частей, потому что главное — это то, как протекает взаимодействие между частями. Притом эти взаимодействия могут подчиняться очень простым правилам, и сейчас мы обсудим как раз одно из таких правил — правило меньшинств.

Правило меньшинств показывает: чтобы сообщество функционировало должным образом, нужно только одно — небольшое количество нетолерантных, добродетельных людей, которые лично заинтересованы в исходе игры.

По иронии судьбы, эта сцена, как нельзя лучше иллюстрирующая поведение сложных систем, произошла на пикнике, устроенном Институтом сложных систем Новой Англии.
Пока организаторы устанавливали столы и расставляли напитки, ко мне подошел приятель — ортодоксальный иудей, употребляющий только кошерную пищу. Зная, что он весьма наблюдателен, я предложил ему стакан этой желтой подслащенной воды с лимонной кислотой, которую люди почему-то иногда называют лимонадом, — почти в полной уверенности, что он откажется из-за своих диетических ограничений. Однако он преспокойно принял напиток (назовем это лимонадом). Еще один гость, также соблюдающий кашрут, заметил: «Тут все напитки кошерные».

Мне указали на картонную коробку: на ней был напечатан крошечный символ, буква U в круге — отметка о кошерности. Этот символ сразу видят те, кто знают о нем и специально ищут. Остальные же, как и я сам — «я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю прозой!» — пьют кошерные напитки, и не подозревая, что они кошерны.

И тут я осознал странный факт.
Кашрут соблюдают менее 0,3% жителей Соединенных Штатов. Тем не менее почти все напитки кошерны. Почему? Да потому что с полностью кошерными напитками производителю, бакалейщику или ресторатору проще живется — не приходится заботиться о специальной маркировке, отдельных прилавках и хранилищах, раздельной инвентаризации.

Простое правило, которое меняет всю систему, звучит так: Человек, соблюдающий кашрут (или халяль), никогда не станет есть трефную (или харамную) пищу, но человеку, не соблюдающему кашрут, ничто не запрещает употреблять кошерное.

То же правило можно перефразировать для другой сферы:
Инвалид не может пользоваться обычным туалетом, но человек без инвалидности вполне способен воспользоваться уборной для инвалидов. Конечно, иногда на практике мы не решаемся воспользоваться туалетом для инвалидов, но причина этого в том, что мы ошибочно распространяем на уборные правило, касающееся парковочных мест, и думаем, что пользоваться ими вправе только инвалиды.

Полный текст: тут

Пользуйтесь!

Опубликовать в сетях


Max Frei: вместо Космоса - карантин...

В день космонавтики!

Max Freiвместо Космоса - карантин...

12 апреля - это день памяти прорыва человечества за пределы земного притяжения. И вместо дальнейшего развития, сегодня в 2020 мы поимели какой-то, даже не Оруэловский, а гораздо хуже мир...

Вот что пишет замечательная, волшебная и многими любимая Светлана Мартынчик. Она же Макс Фрай.

12/4/2020 Max Frei at LJ

Что мне реально не нравится
Во всей этой нелепой панической истории с уииирусиком мне больше всего не нравится всё чудовищное нагромождение лжей.

Мне не нравится, как перепуганные люди врут себе, называя свою панику "социальной ответственностью". Типа они запираются в домиках, с ног до головы обмотавшись намордниками, и трут всё вокруг спиртовыми растворами, чтобы защитить каких-то абстрактных "других людей".
Не врите, граждане. За редким исключением (некоторые - на самом деле очень немногие - живут в одном помещении с больными и стариками, которых реально надо беречь) вы пытаетесь защитить себя от почти безопасной - ладно, крайне умеренно опасной - для подавляющего большинства заразы, которая в воспалённых от новостей головах превратилась в чуму.

Ну испугались и испугались, бывает. Но врать-то себе зачем. Вопрос риторический, я знаю, зачем: чтобы казаться себе хорошими, благородными спасителями слабых, а не жалким труслом.
Не спорю, ощущать себя хорошим приятно, но, блин, не такой же ценой (пока отрицаешь свою слабость, она имеет над тобой полную власть).

/Тут, на самом деле, есть совсем неприятная, пожалуй, даже похуже паники, потому что гораздо глубже запрятанная правда.
Планета чудовищно перенаселена, поэтому большинство людей инстинктивно (и почти неосознанно, на поверхности обычно только верхушка айсберга) чувствуют отвращение к большинству же представителей своего вида.
Все вот эти вполне массовые ахи и охи по поводу вонючей публики в транспорте, некрасивых людей на пляжах, ужас перед чужими прикосновениями и т.п. - это и есть верхушка айсберга, о которой я говорю.

Обычно они преподносятся (себе, в первую очередь) как проявления утончённости, а на самом деле это чуть ли не самые скотские наши проявления, которые необходимо брать под жёсткий контроль, потому что неосознанное следование инстинктивной неприязни к другим людям лишает нас человечности в лучшем понимании этого слова, в наивысшей октаве его.

С перенаселением планеты ещё много разных интересных багов связано (включая массовое помешательство на худобе, особенно женской), но сейчас сыграла именно повышенная брезгливость. Маски, перчатки и т.н. соц.дистанция отвечают неосознанному, но очень сильному желанию большинства населения оградить себя от мерзких "других", легитимная возможность и даже обязанность ограждаться - прям то, чего многим давно исступлённо хотелось, да, детка, да!
Подольше бы это счастье не прекращалось.
Некоторые уже прям заранее мечтают: а может, все привыкнут, и можно будет оставить наморднички, или хотя бы обязательную дистанцию навсегда?
И вот это прям совсем плохо - что временные карантинные меры, отчасти разумные, а отчасти дурацкие так идеально ложатся на потаённую неосознанную массовую мечту оградить себя от "других"./

Дальше. Мне прям очень не нравится, что всеобщее помешательство на новомодном уииирусе оставило без медицинской помощи людей с другими, зачастую гораздо более опасными заболеваниями. Мне жители разных стран мира рассказывают об отменённых/отложенных операциях (включая кардиологические и онкологические, где промедление практически равно убийству). Люди с серьёзнейшими проблемами не могут попасть к врачам.
Мне рассказывали, опять же, из разных стран про консультации с врачами по телефону, которые больше похожи на сеансы психологической помощи:
"Ну, с вами ничего страшного". Боюсь, это, мягко говоря, не всегда правда.
То есть, сейчас во всём мире под громкие разговоры о спасении человеческих жизней от модного уииируса совершаются действия, которые обозначены как преступные в уголовных кодексах большинства стран.
"Неоказание помощи в ситуации, представляющей угрозу для жизни", или как оно там правильно формулируется юридически.
Множество людей, которых угораздило невовремя заболеть не модным уииирусом, а чем-то менее актуальным, оставляют, в лучшем случае, разрушать здоровье без своевременной мед.помощи, а в худшем - умирать.

Из всех обуявших сейчас общество лжей это самая страшная, конечно. Непростительная, преступная ложь.

И, конечно, мне очень не нравится, как повели себя в сложившейся ситуации правительства большинства государств (как покорно это схавали люди, мне тоже очень не нравится, но это см. пункт первый, страх и желание защититься от ужасных "других" - лучшие друзья пиночета).
Наши (литовцы) как раз вполне ничего: не запретили людям гулять, где захочется (а что толпами нельзя собираться, и города на три пасхальных дня позакрывали, чтобы горожане не ломанулись в деревни к родне, как раз вполне разумные меры; обязательное ношение намордников в общественных местах неразумно, но за ним, слава богу, никто не следит; из совсем невменяемого у нас, пожалуй, только то, что врачи пациентов не принимают, для модного уииируса трепетно берегут драгоценных себя).

Запрет гулять в одиночку по улицам, в парках и за городом, который ввели во многих странах, выглядит натурально издевательством над людьми, намеренным садистским вредительством. Своего рода наказанием населению за саму способность чем-то болеть.
Как в детском саду: Вася обосрался, за это вся группа на всякий случай не пойдёт гулять.

Это вообще очень интересная (в наихудшем смысле) тенденция, начавшая активно проявляться ещё с пропаганды ЗОЖа, основная задача которой переложить ответственность за болезнь на пациента: заболел = виноват, недостаточно старался оставаться здоровым, а значит медики не обязаны тебя спасать (но могут оказать платную услугу).

Самая антигуманистическая тенденция со времён концлагерей.
Сверхстрогие карантинные меры, конечно, тоже адова, бесстыжая ложь: пока часть населения заперта в душных квартирах под угрозой чудовищных штрафов, другая часть продолжает ходить на работу.
У нас есть электричество, отопление, газ и вода, работает интернет, работают магазины, аптеки и почтовые отделения, ведётся строительство и т.п. - кто-то это обеспечивает, а значит, эти люди не сидят взаперти, выходят на улицу, как будто владение рядом профессий уменьшает способность к распространению страшного-ужасного модного распиаренного уииируса.

И, кстати, наличие собак, владельцы которых имеют право выходить на улицу, как будто её уменьшает. И, собственно, полицейская форма. Спойлер: не уменьшает, нет.

Отдельной вишенкой на этом садистском тортике идут сроки окончания карантина, который сперва везде объявляют довольно коротким, а потом продлевают. От этого у людей создаётся впечатление, что эта херня вообще уже никогда не закончится, паника перерастает в депрессию, и - привет.

Последствия (психологические) потом будут разгребать долгие годы (спойлер: многие не разгребут).

Карочи, пока ув. человечество, на мой взгляд, херовато проходит текущий квест. По итогам останется с посыпавшейся экономикой, медиками, ещё более укрепившимися в позиции "лечить не обязаны", правительствами, только что на практике убедившимися, как оказывается легко подчинить население, как следует напугав, закрытыми границами, которые ещё неизвестно как и на каких условиях будут открываться, полицией, получившей незабываемый опыт безнаказанного вмешательства в частную жизнь; подавляющее большинство - в состоянии депрессии, страха, сломленности, невозможности себя уважать (и, кстати, с ревнивой ненавистью к более храбрым и жизнелюбивым, менее сломленным), с ужасающим опытом полной беспомощности и сладким опытом легитимного отвращения к другим.

Хотя, конечно, отдельные представители ув. человечества выйдут из ситуации с бесценным опытом пересмотра приоритетов, изменения персонального вектора, победы над страхом, обретения опоры на не-человеческий мир (и автоматически прилагающейся к этому радости бытия), стойкости и другими офигенными бонусами.

Пусть нас таких будет много, пожалуйста, потому что реальность выправляется праведниками, а потом сама выправляет всех остальных.

А если праведников недостаточно, реальность не выправится. В этом метафизическом перетягивании каната обязательно надо прямо сейчас, не дожидаясь какой-нибудь новой пакости, победить.

Источник</p>

Опубликовать в сетях


Что делать в карантине

Карантин и социальная рецессия - что делать

Что делать в карантине

Режим ЧС и введение строгих карантинных мер будут иметь очень далеко идущие последствия.
Самоизоляция, сокращение личных контактов и избегание скоплений людей — основные рекомендации для профилактики коронавируса. Особенно это касается людей старше 60 лет:
им рекомендуется оставаться дома как можно дольше и отказаться от необязательных поездок.

Соблюдать эти правила действительно важно, но это рождает новые проблемы. Онлайн-издание Vox предложило термин «социальная рецессия», который обозначает ослабление связей и окончательную изоляцию тех, кто уже в зоне риска — пожилых и людей с ограниченными возможностями.

В докладе Национальной академии наук США о влиянии социальной изоляции на здоровье говорится, что изоляция:
на 50% повышает риск развития деменции,
на 29% — риск развития ишемической болезни сердца,
на 32% — риск инсульта и др.

Но даже если не говорить о наиболее уязвимых членах общества, риск почувствовать себя одиноким сейчас растет у всех. Отмена мероприятий, транспортные сложности, отказ от отпусков и привычного образа жизни будут иметь серьезные последствия.

Пока ясно лишь то, что чем дольше длится изоляция, тем сложнее восстановить связи.

Что РЕАЛЬНО можно сделать для себя и для своих родителей? Позвонить по телефону или по видеосвязи - это хорошо, но беспокойства и изоляцию не снимет.

Нужно дать какой-то новый интерес - показать что во время карантина можно изучить что-то новое, на что раньше как бы не хватало времени. И включиться в обсуждение этой темы или задачи.
На волне интереса известны случаи даже продления жизни на несколько лет у безнадежных больных.
Так что действуйте!
Если у вас не получается придумать что-то интересное для близких, или вы сами чувствуете сползание в рецессию, запишитесь на бесплатную консультацию - попробуем вместе найти выход в жизненном лабиринте.

Запишитесь сегодня!
пока не стало слишком поздно

Опубликовать в сетях


Прыг: 01 02 03